Любофь = дурь

Описанные ниже события произошли две недели назад. Следовало написать о них раньше, но я стал каким-то стеснительным, что даже сюда не могу писать откровенные вещи.

Марек игнорировал меня, мне как-то было всё равно, но, как оказалось позже, червь сомнений сидел в подкорке. Напившись с местными мужиками пива, а потом водки, проводив всех, я пришёл домой очень навеселе, посмотрел в компьютер, ответил на сообщения и написал Мареку: «Ты такая дрянь, я тебя люблю, а ты не хочешь приходить». И вырубился.

А утром, взяв планшет с тумбочки, первым делом увидел ответ от Марека. Как всегда, крайне лаконичный: «Приду». К похмелью добавились угрызения совести и страх, что он действительно может прийти.

Поздним вечером раздался звонок от входных ворот. Марек прибыл. Пьянее, чем обычно. Но к своему удивлению отметил, что у меня нет чувства отвращения и желание его выпроводить. Зашёл в дом, лепечет пьяным ртом, что зашёл в интернет, а там такое пишут, что его любят. «Меня ведь никогда не любили, не говорили таких слов. А это правда? Ты меня действительно любишь?»

Что тут сказать человеку? Я не стал отказываться от своих слов и сдержанно подтверждал, что это правда. Полез ко мне обниматься, я обнял его без всякого отвращения, что крайне меня удивило. Он в рабочей одежде, весь день работал, а потом пил в кабаке, но при этом от него пахло мужиком и ничем другим отвратительным. Потом он запросился курить, вышли на крыльцо, обжимались там, пока он курил. Будь это день, многие бы удивились, увидев двух обжимающихся парней. Стоя на крыльце, он всё испортил своим разговором про чулочки и юбочку. «Ты же знаешь, что мне так нравится. Можешь ли ты сделать это для меня?» Вот признались ему в любви, а он любовь готов использовать как инструмент манипуляции. Хорошо, что до любви, как до Луны. Но после этого разговора пропало очарование моментом, словно он мощно пёрнул, обдав меня облаком зловонных газов. Теперь мне хотелось просто его оттарабанить и уложить спать.

Потянув его в спальню, там упали на кровать, долго целовались, он пару раз куснул меня за губу, что совсем не айс, в процессе избавились от одежды. Я отметил, что тело у него стало лучше, жопа покрупнела и стала твёрже, плечи шире и грудак такой вполне себе сформировавшийся. Человек каждый день занимается физическим трудом.

После поцелуев повернул его на живот, смазал очко и не без труда вставил ему. Очко было узкое, ему даже было больно, я его щадил, но, если откровенно, мне было плевать, что тоже оказалось новым. Я просто использовал его как дырку, чего ему и хотелось, как мне кажется: почувствовать себя грязной униженной шлюхой. Сперва ебал его медленно, вызывая стоны и совсем не женственные стоны, а такие, что сразу понятно, что ебут настоящего мужика. Потом темп увеличил, стал долбить как отбойным молотком, в самый «хороший» момент Марек запросился в туалет. В ванной комнате долго возился, плескался, намывался, я даже забыл про него. Вспомнил о нём минут тридцать спустя, зашёл, а он совсем голый сидя спит на унитазе. Прежде чем его поднять, сходил за планшетом и сделал фото на память. Растолкал и перетащил его в спальню, где он рухнул по диагонали и в виде морской звезды, накрыл его простынёй и оставил в покое. Пьяный, а сообразил, что надо помыться. Спать к нему я пришёл пару часов спустя, понимая, что там трахать уже нечего, ибо тело было совсем никакое.

Утром ему звонили с работы, он уже сильно задерживался, но он не уходил. Тогда я понял, чего он хочет, просто выебал его жёстко без всякой деликатности, он стонал, не то от удовольствия, не то от боли, тут уже не поймёшь, да и понимать не хотелось, главное, мне понравились эти его мужицкие стоны, уж очень заводили, хоть кино снимай. После ебли он оделся и уехал на работу. И на неделю установилось полное молчание. Через неделю опять написал, хотел прийти прямо сейчас и было ясно, что он пьяный. У меня не было желания, потому что следующий день был день приёма гостей, я хотел выспаться, чтобы всё успеть сделать. Но ебать его мне было приятно, мне понравилось новое ощущение, когда берёшь человека и просто используешь, как вещь, как подстилку, а не думаешь, хорошо ли ему, удобно ли и тд. Об этом он мне и говорил ещё однажды, что он любит, когда им вертят всяко-разно, тогда меня это покоробило. Сейчас мне плевать на него, а значит я спокойно могу им пользоваться.

из жизни геев


Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: