Сидел в кресле и медленно седел

Как мы оказались в загородном клубе для натуралов, я не могу сказать, это всё козни моего натурального друга. Сперва подпоить дома, потом кататься по Москве, а потом увозить за пределы, долго плясать под стрёмный клубнячок.

Мы плясали рядом со столиком, за которым сидела странная парочка: тоненькая дама в платье, обшитым бусинками, и парень в яркой рубашке с запонками и укладкой на голове. Они заказали кучу всякой еды и выпивки, почти ничего не съели. Дама выходила танцевать, двигалась медленно и осторожно, мужик же быстро сдулся и смотрел в зал осоловелыми глазами. А потом пропал и вовсе.
Дама осталась одна и начала заглядываться на моего друга-натурала, он ей отвечал вниманием, они вместе танцевали, потом сидели за столиком, он ей что-то говорил и показывал на меня, она согласно кивала.
Я ему говорил, при возможности он может снять тёлку, я мешать не стану. Но события развивались по иному сценарию. Друг отводит меня там где потише и начинает объяснять, что тёлка хочет с нами втроём. Я ему напоминаю, что я гомосек, да слишком громко, люди начинают оборачиваться, смотреть осуждающе. Но упросил он меня, тем более я не видел его хуя. Жопу видел, ляжки и всё прочее, а вот стояк не попадался на глаза. Всё как в тумане, виски в крови гуляло, за окном автомобиля шёл снег, красота. Приехали втроём на хату, накатили ещё виски. Девочка ушла в ванную, я представил, как она намывает свою брухлю — налил ещё виски.
— Да чего ты психуешь, — успокаивает меня друг. — Я ей засажу в жопу, а ты в рот засунешь, тебе какая разница, чей рот.
— Может ты мне засунешь в жопу, а она домой пойдёт, тебе какая разница, — отвечаю ему.
— У тебя нет сисег, я ж тебе говорил не раз. Будь другом, без тебя она мне не даст, а мне так хочется ей вдуть, вся в моём вкусе.
Мне ничего не оставалось, как только согласиться.
Девочка появилась в дверях, друг пригласил её в спальню, она потребовала, чтобы я тоже шёл. Сам себе не веря, иду за ними в спальню. Они начали сосаться, я упал в кресло и прикинулся ветошью. Друг стаскивает с гостьи тесное не по размеру платье, заваливает на кровать, а дальше мне плохо видно было, лишь сопенье и копошенье в простынях. В полутьме наблюдал лишь шевелящийся комок на кровати. Сидел в кресле и медленно седел. Ведь впервые наблюдал гетеро секс. Но долго прохлаждаться мне не пришлось: дружище поставил её раком и начал вылизывать попку. Но вот неудачно поставил, прямиком ко мне лицом. Она вспомнила про меня и стала звать к себе. Шатаясь, подошёл к тёлке, а что делать дальше не знаю. Мой друг вылизывает там что-то всё, у меня от такого всё упало и спряталось.
— Сегодня я не в форме, — попытался отмазаться я.
— Давай попробуем, — сказала тёлка, расстёгивая мне ширинку.
Я ненавижу показывать свой член в спокойном состоянии, ещё больше ненавижу позволять его трогать. Превосходная степень ненависти возникает при желании пьяной тёлки засунуть его себе в рот. Ради друга, только ради этого подлого пиздолиза я согласился на такое унижение. Девочка сосала усердно, в то время, как друг засадил ей и доводил фрикциями до умопомрачения. Не меня, разумеется. У меня же стояк появился после того, как друг показал своего дружка, весьма такой крепкий гриб-боровик, не длинный, но толстый, как я и ожидал.
Он трахал её жёстко, засовывал пальцы в рот, вызывая рвотные позывы, хлестал рукой по заднице, сжимал руками её ягодички. Мне же хотелось ослепнуть и оглохнуть, потому что такого насилия со мной ещё не случалось. Девочка же изнывала от мужской ласки и теперь отдавалась страсти полностью, без остатки, подтверждая влажным похлюпыванием.
— Кончи мне в лицо. Кончи мне в лицо, — попросила она меня.
Я смотрел другу в глаза во время дрочки, осмелился и протянул руку к его груди, он был не против. Приятно было теребить его упругие соски, ему явно нравилось.
— Хочешь меня поцеловать? — спросил он шёпотом.
— Не-е-е-е-т! — так же шёпотом прокричал я. Целовать друга после того, как он тщательно подлизал женщине, нет, я теперь никогда не смогу его целовать. Был единственный шанс, и тот я отпустил.
Друг начал приближаться к финалу, глядя на него у меня возникло настоящее возбуждение, да и девица поддавала жару своими стонами.
«Прям настоящая порнуха», — подумал я. Специально дождался, когда друг с усилием начал кончать в неё, кончать, так, будто хотел её прикончить своим членом, тогда и я вылил ей на лицо свою порцию эклерочной начинки.
А потом я сразу ушёл в другую комнату, закрылся с головой на диване. На душе было гадко и противно, так, что и сравнить не с чем. Друг там уже сам разбирался, но когда я проснулся спустя несколько часов, её уже не было, он знал, что мне будет неприятно оставаться с ней под одной крышей, потому отправил домой. Стал ли я теперь бисексуалом, вот что интересно…

брызги страсти


Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: