Скотоложство

Вчера случилось страшное! А именно то, что ты видишь в заголовке. Я писал уже, что есть один знакомый, с кем встречался время от времени и с каждой встречей говорил себе «Никогда больше». И вот полгода я с ним не встречался, только отвечал на его редкие сообщения. Названивал перед выходными, чтобы попасть ко мне в гости, а я либо не отвечал, либо говорил, что очень занят. С ним даже по телефону разговаривать было отвратно из-за гомоакадемичности (объяснить сложно, это надо видеть: не могут нормальные мужики 15 минут красиво изъясняться о погоде, с использованием витиеватых выражений и сложноподчинённых предложений). Я набрался смелости и написал ему, что сейчас переживаю влюблённость, а в такой период я других парней не хочу и не могу. Он всё понял, не сердился и продолжал мне писать время от времени.

Потом я справился со своей прогрессирующей влюблённостью, словно с раком, голова стала свободной и ясно. Ну и как-то в порыве дикого стояка написал ему, что можно бы встреться. Он позвонил и первым делом сказал: «Хочу поблагодарить тебя за возобновление отношений». Слово в слово. От этой благодарности захотелось блевануть. Конечно, человек такой, какой есть. И не знаю, как ему объяснить, что не нужно при мне упражняться в красноречии, пусть это останется для литературных вечеров. Я решил не малодушничать, не скрываться от его звонков и писем, а принять всё сразу. Назначил день, он примчался. За полгода лучше он не стал: из-за куреня зубы стали с толстым жёлтым налётом, одет хоть в новое и чистое, но вонь от курева сносила наповал. И с ним нельзя сразу в койку, следует выполнить протокол, посидеть мину тридцать за чашкой чая, обсудить погоду, превратности судьбы, медицину, дороги (а у нас всё плохо) и совсем трэшовые вещи, которые я не могу тут писать, чтобы не поранить моих читателей. И вот после обсуждения дренажа нужно перемещаться в спальню и пытаться возбудиться. Я парень ещё молодой, мне покажи, как зассанный бомж снимает штаны, у меня уже встанет.

Когда снял штаны, оказалось, что тонкие бледные ножки стали ещё бледнее и ещё тоньше. Спасало то, что он лизун и сосун, мне лишь оставалось закрыть глаза и представлять Ченнинга Татума. И на этот раз я совсем потерял совесть, перевернулся на живот и встал раком, предоставив ему вылизывать моё очко. Оу, он сделал мне «ржавый тромбон»! Неумело (хуй дрочит так, будто кошку доит), но в целом идея понятна и в чужом исполнении мне очень понравится. А если исполняют двое (один лижет очко, а второй сосёт хуй), то вообще улётно будет. Но ему нужен анал, потому я положил его на живот, он пытался лечь боком, я еблю боком не понимаю, не приемлю и всячески осуждаю. Сурово пихнул его лицом в низ и вставил без предварительной пальпации. Там так раздолбано, что можно бегом с головой забегать. Драл его жёстко, минут 30-40, время определяю по тому, когда начинаю потеть. Драл лёжа на животе, потом долго раком, при этом смотрел в окно, размышляя о судьбе мировой революции, потом опять лёжа на животе. Он сперва стонал, потом, кажется, заснул. А когда мне совсем надоело, я вытащил хер и сказал досасывать и додрачивать. Он хотел продолжения (вот же какая ненасытная дырка!), но я уже всё. Дрочил так, что хотелось на него прикрикнуть, чтобы взял всей рукой, а не двумя пальчиками, словно сосок у мышки теребит. Но кое-как кончил ему на лицо, себе на живот и на грудь и на всё вокруг.

После душа он хотел продолжения, но я оделся и все видом показал, что на этом ебля закончена. Посидели, он сказал, что сегодня было особенно круто, что я так жёстко его отодрал, он очень доволен, я устроил ему мини-отпуск, позволил полностью расслабиться. Долго не сидел и уехал. А мне было настолько хуёво, что ничего не мог делать, тыкался из комнаты в комнату, не зная, за что взяться. В итоге лёг спать в 21:00. No more! На этот раз точно никогда больше.


Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: